Активное расширение сети национальных природных парков России (1991—1994)

Этот короткий, но весьма насыщенный и сложный этап в истории российских НП совпал с переломным моментом в жизни страны, связанным с распадом СССР.

С одной стороны, это было время наиболее интенсивного роста числа НП в стране, когда их создавалось по нескольку в год (к примеру, в 1991-м и 1992 гг. — по 5!), и таким образом к концу 1994 г. их количество достигло 27. Среди образованных в этот период парков есть несомненные природные феномены (НП “Паанаярви” и “Югыд ва”), есть и уникальные культурные ландшафты (НП “Кенозерский”, “Водлозерский” и “Русский Север”). Тем не менее, очевидно, что “звездность” НП, созданных на этом этапе, уже не столь высока, как на предыдущем. Более того, статус национальных парков получили некоторые участки, по своим характеристикам больше соответствующие природным паркам, то есть ООПТ регионального значения (НП “Мещера”, “Мещерский”, “Орловское полесье”, “Припышминские боры”, “Чаваш-Вармане”).

С другой стороны, это было время, когда все российские ООПТ, включая и НП, были вынуждены быстро приспосабливаться к новым условиям существования. Из-за охватившего страну глубокого социально-экономического и политического кризиса большинство задач, стоявших перед ООПТ, стали трудновыполнимыми. В данный период почти на всех основных направлениях деятельности НП проявились серьезные практические проблемы, препятствовавшие прогрессу.

Одновременно произошли коренные изменения нормативной и правовой базы — она, по сути, стала формироваться заново, с учетом новых политических реалий, новых федеральных законов и нормативных актов и т. д.

Так, в 1993 г. Правительством России было принято “Положение о национальных природных парках Российской Федерации”, которое заменило вышеупомянутое Положение о ГПНП от 1981 г.

Затем появился “Перечень государственных природных заповедников и национальных природных парков, рекомендуемых для организации на территории Российской Федерации в 1994—2005 гг.”, утвержденный распоряжением Правительства России от 23 апреля 1994 г. № 572-р. Этот документ был составлен на основе “Проекта рациональной сети национальных природных парков России на период до 2005 г.”, разработанного Союзгипролесхозом в 1993 г.

Всего в Перечень было включено 42 перспективные территории общей площадью около 10 млн. га. В него вошли многие ценные участки, расположенные в разных уголках России, о необходимости преобразования которых в НП говорилось уже давно как в специальной литературе, так и в различных проектных материалах.

При составлении Перечня были использованы следующие критерии отбора территорий: наличие уникальных или особо ценных и интересных природных и культурно-исторических объектов, комфортность биоклиматических условий, транспортная доступность.

Вместе с тем, в данном документе единый подход к формированию общероссийской сети парков так и не был четко сформулирован, а ряд важных критериев отбора территорий оказался упущенным. В итоге многие объекты были включены в Перечень без достаточных оснований, в то время как многие ценнейшие участки вообще не вошли в него. Например, в Перечне не было предусмотрено ни одного парка на Алтае (между тем, известно, что район горы Белухи позднее получил статус природного парка и Объекта Всемирного природного наследия). Не планировалось создавать НП и на восточных склонах Приполярного и Северного Урала, и в Тоджинской котловине в Туве и в других уникальных и экзотических местностях[2].

Характерно, что в эти годы сформировался более широкий взгляд на национальный парк, то есть как на ООПТ, призванную сохранять не только природное наследие и участки малоизмененной природы, но также разнообразные историко-культурные памятники, и даже более того — среду проживания местного населения в целом (включая поддержание традиционных форм природопользования и сохранение ценных культурных ландшафтов).

Тем самым российская модель НП начала приобретать новые грани. Постепенно исчезло жесткое следование той идеологии, на которой создавались самые первые парки, когда за образец в основном бралась североамериканская модель. Стала осознаваться целесообразность создания таких парков, которые более соответствовали бы европейскому типу (категория V по классификации охраняемых территорий МСОП, или “культурный ландшафт”). Тем более что для целого ряда староосвоенных регионов России иного выхода просто не было.

Перейти на страницу: 1 2

Другие материалы

Проектирование водоохранных зон поверхностных водных объектов - источников водоснабжения
На сегодняшний день актуальна проблема ухудшения состояния поверхностных водных объектов – источников водоснабжения – в результате антропогенной деятельности человека. Антропогенное воздействие на природу нарушает приобретенную в процессе эволюции замечательную способность к саморегулированию. Видимые искус ...