Мировые тенденции сохранения и использования природных ресурсов

Европа, конечно, не сразу пришла к грамотно выстроенной политике по обеспечению сохранности своего национального достояния, она формировала ее прерогативы, начиная с первой половины ХХ века. Можно сказать, что это была единая целенаправленная и сознательная политика в данной сфере, тогда как в России в начале ХХ века неоднократные попытки ввести хотя бы правовое регулирование в данной сфере заканчивались провалом. Формирование правовой базы охраны национального достояния в европейских странах приходиться на начало ХХ века, тогда как в России этот процесс был отложен вплоть до 1978 года[2].

В 1917 году в стране произошла революция, изменилась политика господствующего класса, а следовательно и по отношению к наследию политика изменилась. Нельзя однозначно, утверждать, что она была малоэффективной или чересчур идеологизированной. Несмотря на разрушения памятников, государство смогло создать мощную систему централизованной охраны национального достояния, национализировав наследие, превратив его, с одной стороны, в экономический базис, в элемент пропаганды, а с другой стороны, обеспечив его надежную охрану, в том числе путем принятия в 1978 году соответствующего закона «Об охране и использовании памятников истории и культуры».

В 90-х годах наступает другая эра в охране национального наследия. Основной направленностью культурной политики данного периода стало стремление к разгосударствлению собственности, в том числе и объектов культурного и природного наследия. Но на первоначальном этапе эта политика не сработала, в силу отсутствия механизмов передачи в иную форму собственности, кроме государственной. Приватизация была приостановлена, до обеспечения ее условий. И сегодня не конца еще ясно как должна строиться модель охраны национального достояния, чтобы быть действенной и эффективной. А пока памятники продолжают разрушаться как самостоятельно, из-за отсутствия должных мер охраны, как со стороны государства, так и со стороны общественности и частных лиц, так и сноситься, из-за превалирования экономических интересов.

Безусловно, это довольно таки сложный процесс - создать эффективную систему охраны наследия и согласовать действия всех субъектов культурной политики, особенно в странах с таким богатым культурным и природным наследием как Россия. Кстати подобные проблемы обнаруживают себя и во Франции, Испании, Великобритании, Италии. На наш взгляд особенно остро стоят эти проблемы перед «сокровищницей мировой культуры» Италией.

Не так давно, ожесточенные дебаты в прессе, на телевидении и в других средствах массовой информации разгорелись вокруг факта создания компании "Патримонио с.п.а." (АОЗТ «Достояние»). Мега-трактат о создании АОЗТ "Достояние" вобрал в себя букву и дух сразу трех документов - парламентского закона, правительственного декрета и президентского указа[3].

Фирму, которой поручили управлять самым крупным в мире, по классификации ЮНЕСКО, культурным достоянием (в итальянской "шкатулке" сосредоточено около 40 процентов всего мирового наследия), будет на 100 процентов контролировать министерство экономики. В компанию «Патримонио с.п.а.» вошли как государственные, так и частные структуры. Едва в Риме было объявлено о создании названной фирмы, как начались протесты. «Колизей пустят с молотка», - решили противники этой инициативы. По их мнению, оценка исторических памятников в конкретную сумму- первый шаг на пути их приватизации. И опасения скептиков не лишены оснований - передача памятников в ведение новой компании по времени поразительно совпадает с обострением политической дискуссии о необходимости погасить колоссальный внутренний, или, как здесь говорят - общественный долг. Его размеры приближаются к сумме, назначенной за все итальянское культурное наследие в единой европейской валюте. Долг властей перед собственной страной - 1,3 триллиона евро, или 109,4 процента ВВП. Президент республики Карло Адзельо Чампи поспешил вмешаться и заверить соотечественников, что лично поручается за сохранность творений древних римлян, ремесленников Средневековья и мастеров Возрождения. Отсюда – «президентская составляющая» мега-пакта, который вырос из декрета кабинета министров, одобренного парламентом. Глава государства заверил, что юридический статус монументов - государственные объекты - останется незыблемым. 9-я статья итальянской Конституции признает неотчуждаемыми культурные, археологические, художественные объекты, национальные библиотеки, пляжи и леса. А вот ухаживать за ними смогут частники, вкладывая деньги и получая прибыль. В собственность же к частным фирмам колонна Траяна, например, и флорентийская галерея Уффици не перейдет, заверили в правительстве. Хотя вскоре после создания "Патримонио с.п.а." многие монументы покрылись строительными лесами, практические результаты деятельности компании пока отчетливо не просматриваются. В стране все еще опасаются, что со временем права итальянского государства на достояние республики будут ущемлены, а в более далекой перспективе символы страны могут вообще перейти в руки частного, и ней дай Бог - иностранного, капитал[4].

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6

Другие материалы

Закономерности и факторы устойчивости пресноводных экосистем к антропогенному загрязнению
Научный консультант: доктор биологических наук, профессор Китаев Станислав Петрович Официальные оппоненты: доктор биологических наук, профессор Симаков Юрий Георгиевич доктор биологических наук, профессор Немова Нина Николаевна доктор биологических наук Калинкина Наталия Михайловна Ведущая ...